f Татьяна Демина: Мы вечно молодые родители, у которых есть надежда
Оренбург, РИА «Оренбуржье»
,
Интервью
12 октября 2017, 11:31

Татьяна Демина: Мы вечно молодые родители, у которых есть надежда

Татьяна Демина – известный оренбургский предприниматель, основатель и генеральный директор крупной компании. А еще она – мама троих детей. Ее старшая дочь Юля – носитель редкой генетической мутации. Синдрома Ретта. Татьяна решила поделиться своим опытом, чтобы молодые родители знали – жизнь после диагноза существует.

Я – мама девочки с синдромом Ретта.

Когда я об этом узнала, мне было 23 года. У меня был успешный брак, красный диплом ОГУ, рекомендация на поступление в аспирантуру, молодой бизнес и захватывающие перспективы. И долгожданный первый ребенок.

Коварство синдрома Ретта в том, что при рождении вы получаете абсолютно здорового малыша, с хорошей выпиской из роддома, и какое-то время даже не подозреваете, что у вас что-то не так. Это время может быть разным.

В уверенности, что у нас абсолютно здоровый и нормальный ребенок, мы жили полтора года. Моя дочь ничем не отличалась от других детей, ни внешне, ни по развитию, а в чем-то даже опережала их. Мы вовремя начали ходить и говорить, а в год мой ребенок уже произносил 28 слов – это очень хороший норматив.

В полтора года говорить мы перестали. Начала появляться отстраненность – ребенку было все равно, кто к нему подошел, мама, папа или бабушка. Никакой реакции на взрослых не было. Начались сильные истерики, ребенок мог безутешно плакать от 40 минут до полутора часов. Стала появляться агрессия по отношению к близким. В полтора года мы не ели ложкой и не просились в туалет. Но эти особенности были в пределах допуска, поэтому мы не волновались. Ребенок ходил к няне, и она тоже не видела поводов для беспокойства.

Также в полтора года  мы заметили, что ребенок очень реагирует на музыку. Дочь могла проводить много времени перед музыкальным каналом, раскачиваясь из стороны в сторону. Мы, неопытные родители, приняли эти раскачивания за танцы.

В год и 10 месяцев мы пошли в детский сад. Спустя 4-5 месяцев воспитатели сказали нам: «С вашим ребенком что-то не так. Вам нужно пройти обследование».

К тому времени мы и сами начали это понимать, и как ответственные родители отправились к специалистам. Оренбург – небольшой город, и поставить здесь точный диагноз 12 лет назад оказалось невозможно. Большинство врачей не сталкивались с такими симптомами, и это неудивительно – на сегодняшний день в области выявлено лишь пять детей с Ретта.

Мы прошли 5 или 6 неврологов, и все диагнозы были разными, начиная от «она потеряла интерес, вот-вот он проснется, ждите» до «вам осталось жить 4 месяца, готовьтесь».

Безусловно, это было очень тяжело. Наш папа занял позицию отторжения, неприятия того, что происходит. Он считал, что с ребенком все в порядке, а я занимаюсь ерундой. Но материнский инстинкт подсказывал, что надо идти дальше.

Жизнь после диагноза

Впервые предположительный диагноз «синдром Ретта» нам поставили в Оренбургской областной клинической больнице. Врач – заведующая отделением неврологии, совсем недавно вернулась с конференции, на которой речь шла как раз о Ретта. Она отправила наши анализы генетикам. Я же открыла интернет и стала читать, что это такое. Информация стала еще одним шоком, я ужаснулась, перекрестилась и сказала: «Нет-нет-нет, у нас что угодно, но только не это».

Тем временем оренбургские генетики с помощью учебников расшифровали наши анализы и сказали: «Ретта у вас нет, отправляйтесь домой и живите спокойно дальше».

Тем не менее, заведующая отделением настояла на том, чтобы мы обследовались в Москве.

Мы приехали на консультацию в НИИ педиатрии, и там без всяких анализов подтвердили – у вас Ретта.

Так закончился полуторагодовалый период поиска диагноза - и началась жизнь.

Мы получили консультации, план поддерживающего лечения. Улучшений мы не ждали, врач сразу четко нас сориентировал: «Ваша главная задача - не допустить ухудшений». К этому мы и стремились.

Мы пили курсы рекомендованных препаратов, делали массаж. В 3,5 года у ребенка начались эпилептические приступы, но, к счастью, они быстро купировались и вскоре окончательно прошли.

«Я все равно ее вылечу»

В целом, мы жили абсолютно нормальной жизнью. Мы везде были вместе, ходили на праздники, путешествовали. У нас никогда не было чувства отторжения, неприятия дочери, стеснения или стыда. Хотя, как и другие родители, мы прошли все этапы отношения к болезни – страдание, агрессию, разочарование, целый клубок чувств и эмоций. Помогло нам то, что мы всегда были сплоченными, и окружающие нас только поддерживали. Дедушка наш до сих пор не верит в диагноз и говорит: «Я все равно ее вылечу». Его надежда помогает и нам.

Ходить в сад мы не могли, и нас отправили в диаконический центр «Прикосновение». Честно говоря, шла я до него два года. Я боялась, что мне опять скажут про ребенка все самое плохое, что он ничего не умеет, ни на что не способен. Но когда я все-таки пришла в центр, мне сказали: «Забудь, что твой ребенок чего-то не умеет. Он умеет все то же самое, что остальные, только делает это по-другому».

Дочь начала ходить в центр. Мы приходили к ней на утренники, отмечали начало учебного года и мамин день. Из центра дочь приносила поделки – словом, она жила точно так же, как обычные дети, которые ходят в обычный детский сад.

Сейчас нам 15 – в сентябре мы торжественно отметили эту дату, с цветами, тортом и взрослыми подарками.

Синдром Ретта проходит несколько стадий, это заболевание имеет свойство регрессировать. Мы считаем, что находимся в 4 стадии – стадии стабильности.

Мамам и папам, которые только столкнулись с диагнозом и видят, что ребенку становится все хуже, надо помнить – это очень тяжелый период, вероятно, самый тяжелый, но он не навсегда. У заболевания есть дно. Когда вы его пройдете - состояние стабилизируется и даже несколько улучшится.

Есть надежда

За 12 лет, конечно, усовершенствовались методы диагностики. Сейчас родители получают диагноз гораздо быстрее – а жить с диагнозом намного  проще, чем в состоянии непонимания того, что происходит и как помочь ребенку. С диагнозом ты точно понимаешь, что надо делать и зачем.

Ученые и медики продвинулись и в изучении заболевания, в методах реабилитации. Появилась Ассоциация больных с синдромом Ретта. Это позволяет нам общаться, и это очень важно, ведь в каждом регионе всего несколько таких детей, и врачи по-прежнему не могут знать всех особенностей. Во многом мамы принимают решения на свой страх и риск, но пообщавшись друг с другом, мы можем узнать, что кому помогло, поделиться советами, в конце концов, просто поддержать.

Синдром Ретта – одно из немногих редких заболеваний, у которого есть надежда. Разработка препаратов для лечения больных с Ретта уже вошла в финальную стадию, в США успешно прошли клинические испытания на животных. Возможно, уже в ближайшем будущем мы сможем лечить таких детей, и это очень обнадеживает, ведь по многим другим заболеваниям еще даже не ведутся исследования.

Когда в Оренбурге мы получили еще двух девочек с синдромом Ретта, врачи сразу мне позвонили и попросили рассказать их родителям свою историю. Когда ты получаешь страшный диагноз на руки – очень важно, чтобы была надежда. Страх перед неизвестностью настолько ужасен, что семья может отказаться от ребенка. В каких условиях малыш будет содержаться в интернате – рассказывать о его дальнейшей судьбе, думаю, нет смысла.

Надежда позволяет понять, что жизнь с диагнозом не кончена. Она продолжается. И это не просто жизнь - это нормальная жизнь, и она может быть такой, как ты захочешь.

Да, не у всех это получается – но многие живут  абсолютно полноценно, дают все необходимое ребенку, при этом работают или занимаются бизнесом. Таких примеров очень много.  

Многие рожают детей. И этого не надо бояться. Младшие дети – это не только ваша радость, но и помощь. Ведь дети с синдромом Ретта живут долго, мы, к сожалению, стареем, и когда-то нам понадобится опора – пусть ею станут ваши младшие дети!

 - И знаете, что еще я хочу сказать, - добавляет Татьяна. - Если вы – родители ребенка с Ретта, и если вы читаете сейчас эту статью, то я вас поздравляю! Ведь у вас теперь вечный младенец на руках, а, значит, вы всегда будете молодыми и красивыми мамой и папой. Мамой и папой, которые не боятся трудностей, которые умеют быть счастливыми и делают счастливым главного человека на свете – своего особенного, но такого родного и любимого, навсегда вашего малыша!

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

«Мы готовы говорить о боли». Как неизвестные синдромы перевернули жизни оренбургских семей

Оренбуржцы выпустили в небо десятки красных шаров в поддержку больных детей

0 комментариев
09:53 / сегодня

Автор культовых романов «Любовь живет три года» и «99 франков» Фредерик Бегбедер на Всемирном Фестивале молодежи и студентов в Сочи рассказал о том, как писать книги и какую ответственность несет автор за свои публикации.

09:04 / сегодня

Российская журналистка, главный редактор телеканала RT и международного информационного агентства «Россия сегодня» на Международном фестивале молодежи и студентов рассказала о пути, который она прошла из региона к многомиллионной мировой аудитории.

Текст дня
10:14 / сегодня

В Сочи проходит 19-й Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Участвуют в нём и 150 делегатов от Оренбургской области.  Регион же принимал у себя иностранных гостей фестиваля. Интересно, что в Оренбург в эти дни приехал и житель села Плешаново Красногвардейского района Александр Клищ. Ему довелось побывать на фестивале 1985 года в Москве.

08:31 / сегодня

Торгово-промышленная компания «Орские заводы» в последние месяцы переживает непростые времена. Спрос на холодильники «Орск» упал, склады предприятия переполнены готовой продукцией. Это и вынудило остановить производство и отправить в простой 60 процентов работников завода.

11:00 / 18.10.2017

Председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь», основатель сайта «Такие дела» Митя Алешковский на Фестивале молодежи и студентов в Сочи поделился своим опытом работы и рассказал о том, как региональные фонды могут повысить свою эффективность.

17:06 / 17.10.2017

Пять тысяч жизней россиян уносит инфаркт за один месяц. Пугающая цифра сразу вызывает вопрос: почему мы беззащитны перед этим заболеванием? Что в наших силах изменить, и на что мы повлиять не можем? Одна из причин, по которой инфаркт ломает все наши планы, – незнание рисков возникновения заболеваний системы кровообращения.

12:22 / 17.10.2017

В регионе завершается дорожный ремонт одного из самых протяжённых объектов. Беляевское шоссе - вторая по значению дорога на восток Оренбуржья. Трасса, параллельная орскому шоссе, должна разгрузить его от большегрузов.

12:05 / 17.10.2017

Первая и единственная в истории женщина, совершившая воздушный таран, была удостоена звания Героя Советского Союза в 1990 году.

09:01 / 16.10.2017

Более 46 миллионов рублей перечислено в бюджет Оренбурга за аренду земельного участка под скандально известный жилой дом по улице Чкалова в областном центре между домами № 53 и 55.

11:56 / 14.10.2017

Одним из знаковых событий областного праздника «Дни оренбургского пухового платка» стала выставка оренбургской вязальшицы ажурных платков Розы Гумеровой. Экспозиция получила говорящее название – «В моей семье вяжут все».

Архив портала