f Какой бренд вы несете? Гильдия пуховниц просит губернатора защитить народный промысел
Елена Черных, РИА «Оренбуржье»
,
Статьи
6 декабря 2017, 09:13

Какой бренд вы несете? Гильдия пуховниц просит губернатора защитить народный промысел



Паутинка, связанная из козьего пуха, становится не только тёплой, но и… колючей. В мае прошлого года наименование места производства товара (НМПТ) «оренбургский пуховый платок» было зарегистрировано за ООО «Шима» (сегодня это предприятие называется ООО «Фабрика оренбургских пуховых платков»).

Предприниматели, торгующие рукотворным чудом народного промысла, в судах выясняют отношения с фабрикой и пишут письма в областное правительство. Была ли благом регистрация торговой марки нашей паутинки и как повести себя бизнесу, чтобы не погубить промысел?

Мастерицы просят о помощи

Обращение к губернатору Юрию Бергу написала Гильдия пуховниц. Директор Галия Абсалямова считает, что за народный промысел должен кто-то заступиться:

- Я вижу, что происходит большая беда. Наименование места происхождения товара за собой закрепила фабрика. Теперь никто, кроме них, не может использовать словосочетание «оренбургский пуховый платок» ни в рекламе, ни на упаковке – вообще нигде. Более того, при фабрике создана экспертная комиссия (на самом деле ООО «Центр экспертизы «Оренбургский пуховый платок»), которая пытается поставить народный промысел в определённые ими рамки. Если изделие не соответствует, его называют контрафактным. Это ввергнет промысел в застойное состояние и не даст ему развиваться. 

Вязание паутинки – искусство. Его нельзя стандартизировать. Я занимаюсь этим делом более 25 лет. Мы работаем с мастерицами-надомницами и знаем, что каждый платок, связанный вручную, уникален. Стиль вязания как почерк, и у каждого свой собственный. И каждая женщина вяжет с душой, вносит своё. Ищет, придумывает новые узоры, схемы, творит.

Да, классические платки как вязали, так и будут вязать. Но покупатели хотят видеть и что-то другое, не только классику, у которой всегда будет свой покупатель. Ни одна мастерица не станет вязать просто так, в сундук. Она будет вязать то, что востребовано сегодня.

Тёплые руки и душа

Гильдия объединила около 80 мастериц. Каждая из них переживает этот внезапно навалившийся кризис отношений как личную трагедию. Встречаются, обсуждают, обижаются и очень тревожатся.

В Оренбурге несколько небольших частных предприятий спокойно работали с изделиями ручного труда. Как правило, это семейный бизнес, в котором нет большой прибыли, но есть самоуважение, достоинство и удовольствие от соприкосновения с традицией. Предприниматели не только реализуют паутинки, связанные руками, но и обеспечивают мастериц сырьём. Они продавали пуховые платки через Интернет и в собственных магазинах-салонах, которые, к слову, весьма эстетичны, самобытны и даже изысканны.

Та же Гильдия пуховниц открыла не только сеть салонов, но и собственный музей, где проводятся экскурсии. На стене в раме огромный платок. Ему уже 87 лет, и связан он в очень необычной технике. Галия Кимовна говорит, что пытались разгадать, как же его связали, но ни у кого не получилось. Потом случайно пришла мастерица 75 лет. Говорит, что умеет так же, но обещала, кроме внучки своей, никому тайны не открывать. В музее ещё есть деревянные прялки, чёски для пуха, веретёна и даже импровизированная печка, возле которой стоит широкий деревянный топчан.

- Такой был в доме моей бабушки, - рассказывает Галия Кимовна. - Мы садились на него вечером и принимались за дело. Мы с мамой и бабушкой, соседки – все в одной комнате. Это было так тепло и по-доброму. Кто-то прял, кто-то пух чесал, вязали. Мы были вместе, как одна семья.

Именно из таких семейных посиделок, ручного женского труда и родилась та самая оренбургская паутинка, которая в колечко проходит. Она родилась в руках и в душе любящих женщин, а не на конвейере фабрики. И если уж по совести судить, то может ли фабричное изделие носить это имя?

Во-первых, настоящий оренбургский пуховый платок вяжут руки, а не японские машинки. Во-вторых, пух должен быть от козы оренбургской, а не заморской. Это важно, поскольку именно наш степной резко континентальный климат делает пух уникальным. Не имеет морального права бизнес отнимать имя у мастериц и называть их труд контрафактом.

Выбор жертвы

Одной из первых жертв брендового скандала стало ООО «Оренбургская пуховая артель «Пуша». Фабрика горда своей победой в суде. А вот мастерицы отчаялись, «Пуша» работала с лучшими пуховницами. Женщины с большим удовольствием вязали, а теперь совсем руки опустили, потому что резко сократился спрос на высокохудожественные изделия.

- За промысел обидно, - рассказывает Галия Кимовна. - Если фабрика просто хочет убрать конкурентов с рынка, тогда всё ясно. Но если они хоть сколько-нибудь ценят сам промысел, нужно садиться за стол переговоров. Нельзя допустить, чтобы пуховницы, в руках которых находится судьба оренбургского пухового платка, имели невзгоды от своих же коллег-земляков, в данном случае от фабрики.

Развивать нужно, а не разрушать судами и запретами. Помнится, Оренбургская торгово-промышленная палата хотела организовать круглый стол по этому вопросу, да так и не собралась.

Сама Галия Кимовна долгое время была официальным дилером фабрики. Говорит, что в магазине обязательно должны быть изделия как ручного производства, так и машинного. У покупателя должен быть выбор. От того, что фабрика и мастерицы частных предприятий смогут договориться, выиграют все: и бизнес, и промысел, и покупатели, и наша область.

Патент на радость?

Федеральная структура «Роспатент» чрезвычайно высоко оценила потенциал регистрации регионального бренда «Оренбургский пуховый платок». Ведомство считает, что именно этот опыт вызвал всплеск интереса к региональным брендам по всей стране. Заместитель руководителя Роспатента Любовь Кирий говорит:

– Власти регионов наконец-то увидели в НМПТ серьёзный актив для успешного продвижения на рынке продукции региональных производителей, привлечения в регион туристов и инвестиций. В конечном счёте это способствует развитию экономики региона.

После оренбургского пухового платка и вологодского масла заявки в Роспатент посыпались как из рога изобилия. В 2016 году их было всего 18 в России, а в этом уже 85.

Однако, судя по опыту нашего региона, продумывать критерии регистрируемого права нужно тщательнее. Если подход к защите прав не станет более гибким, есть вероятность, что и бренд не разовьётся, и промысел погибнет.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Вслед за Оренбургским пуховым платком предприниматели массово регистрируют бренды

Чужой платок: в Оренбурге артель пуховниц обвинили в краже бренда

Национальный рекорд: Оренбургский пуховый платок развернули на 400 квадратных метров

«В моей семье вяжут все»: пуховязальщица Роза Гумерова представила выставку ажурных платков

1 комментарий
Архив портала